Версия для слабовидящих
Администрация (495) 699-33-10
Касса театра (495) 699-53-73
(ежедневно с 10.00 до 19.00)



Eng
«ГАЦТК на фронте». В воспоминаниях, письмах, фотографиях.

       


«ГАЦТК на фронте». В воспоминаниях, письмах, фотографиях.

Кукольный театр и война. Кажется, нет более далеких понятий. Растерянность, которую испытывали образцовцы в начале войны, сквозит в воспоминаниях многих работников театра. К счастью, длилась она недолго. Кукла - универсальный инструмент в руках актера. Наши куклы - подбадривали растерянных детей перед эвакуационными составами на вокзалах, заставляли смеяться раненых бойцов в госпиталях, выезжали с концертами в самые горячие точки фронтов, чтобы дать короткий отдых солдатам перед новой атакой, они воевали как умели. Давайте вместе, с огромной благодарностью, вспомним своих героев.


Сцены из спектакля «Волшебная лампа Аладдина», ГЦТК.  

«22 июня наша группа мчалась в крытой машине на выездной спектакль (в окрестностях Хабаровска). Нам было весело, мы пели хором. Кто-то вспомнил, что в Москве полдень, а здесь уже вечер. От этого стало ещё веселее...  Автобус подвёз нас к белому зданию клуба. То была воинская часть, если не ошибаюсь, аэродром… Начальник клуба, встретивший нас, сказал: «Какие вы весёлые! – А что, разве у вас  тут нельзя смеяться? – Да нет, - ответил начальник, - тем более, что товарищ Молотов сказал: «Победа будет за нами»... Из осторожных слов военного человека мы узнали о войне… 
Ещё почти 100 «Аладдинов» мы сыграли за время войны. «Военные» темы нашей наивной сказки – благородство, мужество, всесокрушающая любовь – выдержали испытание огнём войны».
Е. Сперанский. «История одного спектакля, написанная его участником в 1946 году» // Сб. «Что же такое театр кукол?», вып. 2. – М., 1990.


 

Артисты фронтовой бригады ГЦТК готовятся к выступлению.  

От имени театра работали несколько концертных бригад.
 1-я бригада - актёры Е. Каменская, Г. Росфельдт, актёр и завпост К. Ревазов – выступала на призывных пунктах и вокзалах Москвы (с 25 июня – по 20 сентября 1941 года), а затем - с 20 сентября по 2 ноября 1942 - дала 121 представление на Западном фронте (Смоленск, Дорогобуж, Вязьма). Агитбригада была прикомандирована к Дому Красной Армии. В конце ноября 1942 года её отправили в Уфу, где в то время находился ГЦТК.
2-я бригада – актёры Л. Преображенская, В. Вальтер, автор и драматург С. Преображенский – давали концерты в зенитных частях Каширы, Истры, Наро-Фоминска (20 августа 1941 – 6 апреля 1942 года). Свои последние 12 концертов они сыграют в прифронтовой зоне в феврале 1944 года.


 

 Обед в перерыве между выступлениями.  Приезд бригады в ГЦТК в военную часть № Д 1880 49 армии.
Июль 1942 год.

«Вот уже три дня, как мы находимся в одной из частей действующей армии… Мы сыграли два концерта: один – в двух километрах от передовой и второй – в восьмистах метрах от немцев. Нам отчётливо видно то место, где закопались в землю наши враги. К этому месту мы пробирались не на машинах, а пешком, огибая пристрелянные немцами дороги открытые места… Здорово мешали нам фрицевские самолёты. Летали, а наши палили так, что нам приходилось не говорить, а кричать. Соничку [Мей], бедную, совсем заглушили. Когда я пишу эти строки, идёт скетч. Летает фриц, и строчат наши пулемёты и зенитки. Бедный Сима [Самодур] кричит, как укушенный, желая донести каждое свое слово до зрителя, который всей этой трескотни совсем не замечает. А вообще, весело. Здесь не уснёшь. Нас встречают и провожают с цветами, к нашему приезду готовят специальные сцены, говорят прекрасные речи, страшно довольны, что мы пробрались к ним на передовые. Очень много внимания уделяют аккордеону – от  Наташи Брандт не отрывают глаз. Два раза играли под дождём, кукол прикрывали платочками, а мы и бойцы мокли. Один боец сказал, что он своим внукам будет рассказывать о нас…»  
Из письма кларнетиста В. Ильницкого. Музей ГАЦТК им. С.В. Образцова.


 

Зрители всех возрастов встречали кукольников радостно. Эвакуация детей из Ленинграда, 1941 год. Из открытых источников.

В ночь с 24 на 25 июля 1941 года взрывная волна от бомбы, попавшей в здание напротив ГЦТК на площади Маяковского, сделала здание театра непригодным для работы. Балки потолка в зрительном зале были повреждены, прогнулись, а в спинке кресла в кабинете художественного руководителя торчал осколок.

«Театру дали маленький речной трамвай «Комсомолец». Чистый, красивый, похож на дачу. Дали вместе с капитаном и всей командой. Бессрочно. И все мы туда погрузились – актёры, музыканты, рабочие сцены… Отчалили от набережной около Киевского вокзала и поплыли вниз по течению неизвестно куда. Юридически: в гастроли по городам Волги, Камы, вплоть до Уфы. 
На следующий день обгоняем большую баржу, на которой едут эвакуированные дети. Причаливаем, ставим ширму на железную палубу и играем «Волшебную калошу». Дети смеются, радуются. Это хорошо, значит, мы сейчас понадобились этим детям и чуть скрасили их горе и испуг перед неизвестностью. Ведь они же без мам и без пап».

С. Образцов. «По ступенькам памяти». – М., 1987.


 

Приказ о создании семинара
красноармейской самодеятельности.
Новосибирск. 1942 год.
В. Терехова ведет занятия на семинаре. Новосибирск.
   
Выступление самодеятельного красноармейского театра кукол. 1944 год.     Грамота Военного
Совета Сибирского
Военного Округа ГЦТК
за большую работу
по художественному обслуживанию
воинских частей. 1942 год.

Перегруженный пароходик прошёл по пяти рекам: Москве, Оке, Волге, Каме, Белой. 9 октября оказались в Ульяновске и уже поездом добрались до Новосибирска. С 20 февраля 1942 года ГЦТК стал давать спектакли в Новосибирске, который в годы войны принял к себе несколько театров, концертных коллективов и музеев.
Силами 3-й бригады Образцов возобновил начатые ещё в Москве репетиции антифашистского спектакля, получившего название «Фронтовая программа». С 1 по 15 марта по предложению Сибирского военного округа театр провёл семинар по подготовке шестнадцати красноармейских бригад частей Сибирского округа. Каждая включала в себя трёх кукловодов и одного музыканта. Художники – В. Терехова, А. Головин, завпост С. Крупенников – учили семинаристов делать кукол, а актёры показывали основы кукловождения. Руководил семинаром сам Образцов.


 

Благодарственное письмо
начальника эвакогоспиталя.
22 апреля 1942 год.
С.В.  Образцов прикрепляет
афишу выступления фронтовой
бригады ГЦТК перед бойцами
6 танкового корпуса
200 танковой бригады.
Деревня Карпово,
окрестности Малоярославца,
июнь 1942 год.
Монтаж ширмы перед выступлением.

Уже в эвакуации в Новосибирске театр организует ещё одну, третью фронтовую бригаду. В 3-ю бригаду, самую большую по составу, входили артисты А. Воскобойникова, С. Мей, Е. Каменская, Л. Казьмина, С. Самодур, В. Вальтер, музыканты Г. Теплицкий, Н. Брандт, Б. Симский, В. Ильницкий, С. Баранов, монтировщик В. Лещев. Программа представления была расширена, включив в себя оперетту «На крышах Берлина» (текст А. Арго и С. Серпинского), «Сон Гитлера» (текст Л. Ленча), «Радиоперехват» С. Серпинского, «Торжественный обед» Е. Сперанского, «Штык» М. Коссовского, «Кого мы били, бьём и будем бить» В. Гранова и другие номера. Поставили программу, как и предыдущую, С. Образцов и В. Громов, оформили художники В. Терехова, Е. Гвоздева, Р. Горфайн. С участием С. Образцова, выступавшего с номерами «Монолог Смерти» и «Муссолини» («Смейся, паяц») летом и осенью 1942 года 3-я бригада дала более 100 представлений на разных участках Западного фронта.


 

С. Образцов с куклами из номера «Монолог Смерти». 1944 год. Оригинальные куклы Смерть и Гитлер
в музее ГАЦТК им. С.В. Образцова.

«Два жгучих чувства жили тогда в каждом советском человеке: боль и ненависть. Эти чувства были направляющими в моей работе. Мне хотелось, чтобы номер был злой, чтобы удар по Гитлеру был ударом сатиры, вот почему я не собирался делать этот номер «смешным».
Монолог Смерти, обращенный к Гитлеру, написал по моей просьбе актёр и драматург нашего театра Евгений Вениаминович Сперанский. Смерть начинала монолог с восхваления Гитлера, позволившего ей собрать такую богатую жатву, а кончала злорадным предупреждением, что последним, кого она уничтожит, будет именно он, Гитлер… Художник нашего театра Борис Дмитриевич Тузлуков сделал Смерть скелетом в черном плаще и красной шляпе с пером. Моя голова помещалась в грудную клетку куклы, смотрел я сквозь черную марлю, натянутую меж ребрами… Маленькую куклу Гитлера Смерть держала в своей руке. Эта кукла не имела самостоятельных движений. Она казалась живой лишь тогда, когда Смерть трясла Гитлера и заставляла плясать, приговаривая:

Спеши, мой друг! Спеши! Увы, часы бегут.
И скоро побегут твои солдаты!
Тогда сама тебя я приведу на суд,
Последний суд в жестокий час расплаты.

А в конце монолога Смерть брала Гитлера за обе ноги и разрывала пополам. Кукла скрывалась, а я выходил из-за ширмы и говорил заключительные слова уже от своего лица».

С. Образцов. «Моя профессия». – М., 1980.


 

«В сорок четвёртом году я сделал «Муссолини». Вся отвратительная деятельность этого фашистского диктатора сопровождалась театральной позой… Пока Муссолини находился в зените своей карьеры, его паясничанье было только отвратительным. А в сорок четвёртом году это паясничанье стало к тому же еще и смешным. Финал войны виден. Судьба дуче ясна. Положение паяца трагикомично.
И я решил заставить Муссолини спеть известное ариозо Канио «Смейся, паяц», не меняя в нем ни единого слова. «Играть! Когда словно в бреду я! Ни слов, ни поступков своих не понимаю! И все же я должен играть! Что ж! Разве ты - человек? Нет, ты паяц!».
Кукла Муссолини была сделана с подвижным лицом… Одет Муссолини в традиционный балахон паяца. Я сделал Муссолини длинные руки, которые управлялись т.н. тростями, то есть палочками, скрытыми под балахоном. Под этим же балахоном скрывались две трубочки, ведущие к глазам. Внизу эти трубочки соединялись в одну, заканчивающуюся резиновой грушей с водой. И в том месте, где  оперные певцы на фразе «Смейся и плачь ты над горем своим» с истерическим рыданием уходят со сцены, рыдал и мой Муссолини, а из глаз его били двухметровые струи слёз».

С. Образцов. «Моя профессия». – М., 1980.
_________________________________________
Оригинальная кукла Муссолини (художники - Е. Беклешова, С. Образцов)
в музее ГАЦТК им. С.В. Образцова.


 

«Танкисты сидели прямо на траве, на круглой поляне, среди елового леса. Наша ширма на другой стороне поляны. Сзади нас кусты малины и овраг. Сыграли оперетту Теплицкого. Очень танкисты смеялись на поющих немецких кошек. Потом Муссолини заказывал Гитлеру обед. Шашлык кавказский. Гитлер послал адъютанта, тот вернулся весь перебинтованный. Гитлер спрашивает: «Что это у тебя в руке?» – «Это от шашлыка палочка». – «А шашлык где?» – «А шашлык они себе оставили». Опять очень радовались наши зрители». 

С. Образцов. «По ступенькам памяти». – М., 1987.
_____________________________________________

Фото сцены «Обед». 1942-1944 годы.


 

«Потом было заседание в рейхсканцелярии. Гитлер – немецкая овчарка с усиками – делал доклад целой собачьей своре. Очень темпераментно лаял и рычал, а вся свора подобострастно повизгивала. И тут неожиданно в небе со страшным грохотом появился наш истребитель. Артист Самодур не растерялся. Собака-Гитлер подняла голову, проводила взглядом советский самолет и, когда тот скрылся за деревьями, почесала лапой в затылке.

Кто-то из солдат крикнул: «Что? Не нравится?» И тогда раздался такой хохот, которого я никогда в жизни не слыхал».

С. Образцов. «По ступенькам памяти». – М., 1987.

______________________________________________

Спектакль фронтовой бригады ГЦТК. 1942 год.


 

Оригинальные куклы из номера «Сон Гитлера»
в музее ГАЦТК им. С.В. Образцова. 
Номер «Сон Гитлера». 1942 год.

Гитлер (просыпаясь). Кто? Кто Вы?
Рыцарь. Барон Зигфрид Волчье Сердце.
Гитлер. Летчик?
Рыцарь. Нет. Утопленник.
Гитлер. Утопленник? Какой части?
Рыцарь. Восточной части Чудского озера.
Гитлер. Кто послал вас туда?
Рыцарь. Под лёд нас послал русский князь Александр Невский.
Гитлер. Ай, призрак! Что тебе нужно, призрак? Ты пришёл ободрить меня?
Рыцарь. Да. Узнав о Вашем походе на русских, мы, чудские  подлёдники, выбрали Вас магистром ордена…
Гитлер. Так. Очень хорошо!
Рыцарь. И почётным утопленником!

Л. Ленч. «Сон Гитлера». Музей ГАЦТК.


 

Сцены из спектакля «Король-олень». 1943 год.  

Театр с большим увлечением возобновил работу над спектаклем «Король-олень», начатую ещё до войны. «До конца жизни буду помнить, - писал Е. Сперанский – эти дни и ночи, проведённые в холодной татарской мечети... Мы сделали его как бы единым дыханием, отогреваясь в жестокие сибирские морозы теплом театральных софитов и воображаемым солнцем сказочного Серендиппа».

Е. Сперанский.  «Художник Борис Тузлуков». – М., 1974.


По инициативе ГЦТК в начале ноября 1942 года возник Новосибирский филиал театра.
(Свои филиалы были и у драматических театров).
Он возник на базе Новосибирского областного театра кукол и был по преимуществу
гастрольным, и до войны, и в годы войны, и после победы. Филиал значительно усилился, 
заняв группу актёров, в силу разных обстоятельств оказавшихся без работы.
По окончании войны филиал снова стал Новосибирским областным театром кукол.
В музее ГАЦТК хранится тростевая кукла Петютя из спектакля Новосибирского областного
театра кукол «Кот в сапогах» (1962).
________________________________

Кукла Петютя, спектакль «Кот в сапогах». Новосибирский областной театр кукол, 1962 год.


 

В марте 1943 года  в Москву возвращается часть сотрудников театра, а в августе коллектив театра собирается в полном составе и приступает к капитальному ремонту здания, повреждённого бомбой в 1941 году.

5 августа 1944года  ГЦТК открыл свой первый послевоенный сезон в Москве, в своём здании на площади Маяковского, а 5 октября 1944 года состоялось последнее представление «Фронтовой программы».  В это время театр завершает «трудный период непрерывных трёхлетних гастролей по городам Союза СССР». 


_________________________________________

Разбитые бомбами дома в Москве.


 

Сцены из спектакля «Необыкновенный концерт», 1-я редакция. 1946 год.  

Первый послевоенный год ГЦТК открыл утренним спектаклем для детей «Кот в сапогах», вечером для взрослых шёл «Король-олень». Был возобновлён ещё один спектакль для взрослых, «Ночь перед Рождеством». На мощном обновлённом художественном импульсе сформировалась программа новых постановок. В 1944 году начинаются репетиции двух спектаклей: «Весёлые медвежата» для малышей и «Маугли» для школьников. А в начале 1945 года энергично берётся в работу довоенный замысел пародийно-сатирического «Концерта», имевшего несколько названий и вариантов. Отдельные номера, к примеру, «Танго», возникали, по свидетельству А. Федотова, ещё в Новосибирске.

Силами сотрудников – бывших фронтовиков, мечтавших обустроить мирную жизнь после Победы – ГЦТК занял ведущее положение среди театров России.